Блог О пользователеdominica

Регистрация

Крябля! (metamorphosis)

Календарь

<< Июнь 2017  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Теги

бездна 

На странице

http://ille-et-vilaine.blog.ru/ - тут жизнь http://sconosciuto.blog.ru/ - тут баловство http://dominica.blog.ru/ - тут картинки

  • Сидели в раскаленной машине и лениво переругивались. Вокруг были липкие блестящие кленовые листья — еще блестящие, еще не пыльные, и балконы, на которых бы мне хотелось прожить жизнь.

    Все опрошенные относительно дальнейшего пути в Аркадию говорили про памятник со звездой, некоторые показывали памятник со звездой в лицах. Памятника со звездой нам не встречалась, зато раз пять встретилась тюрьма и прямо напротив нее — кладбище. У тюрьмы стояли люди с клетчатыми сумками. У кладбища ходила молдаванская семья — мама, бабушка, малолетний уркаган.

  • в том, что больше всего на свете мне идут две дешевые made in Вьетнам трикотажные майки, надетые одна на другую. Снизу очень белая, сверху очень синяя. В майках я загорелая, выспавшаяся и пахну горячей клубникой, потому что +36 и очень жарко.

  • потому что в продуктовом магазине десятками сортов колбасы торгует женщина в белом колпаке, прикрепленном к волосам невидимками.
    Толстый еврейский человек с портфелем спрашивает: – Наталочка, вот это вот что за колбаска? И Наталочка орет куда-то в подсобку, держа в руках палку искомой колбасы:  – Мааааарин, как ее зовут? И еврейский человек, не дожидаясь ответа, говорит: – Ну ладно, Наталочка, ладно, взвесь мне ее, немножко, ну, типа, паунд.
    Единственным “паундом” в русскоязычном контексте для меня до сих пор был Эзра — Эзра Лумис, если совсем выебываться.

  • Идеальный для меня город — можно бесконечно долго созерцательно сидеть на лестницах и бесконечно долго идти вдоль улиц с iced tea в руках, от ледяной бутылки немеют руки.

  • что вот с этой женщиной, которую ты со вчерашнего дня любишь, десять лет назад ты ехал в одном трамвае. Пять лет назад мы обменялись парой реплик на какой-то вечеринке, и еще пару раз за последние несколько лет я пролистывала его фотографии во френдленте.

  • 17 июня 2017 | 21:53 Ночью 

    где-то была гроза, и молнии кривыми улыбками пробегали по серванту. Где-то часы пробили два раза, и таблеточная горечь дрожала на сухих губах. Где-то мертвых крабов колотило волнами о холодные молы — как маленькие сердца моря, и мокрый песок засыхал на ободке красного детского ведерка, забытого на пляже. Где-то кто-то засыпал на столе с рассыпанной мелочью, у монитора с открытым вордовским документом, где 16м шрифтом было набрано слово «трагедия». Где-то кто-то видел меня во сне — или врал потом, что видел меня во сне. Где-то кто-то меня забывал.
    А я лежала и смотрела в потолок глазами защитного цвета, и северный ветер — у нашей тропинки — он говорит, говорит без запинки, он о любви говорит.

    Теги: бездна

  • которая родилась в 1937 и до сорока лет безвылазно
    жила где-то за Уралом, купила набор орденов-медалей у спившейся дочки умершего недавно ветерана с третьего этажа, и гордо сидит в них на скамейке.
    Какая-то незнакомая старуха, привлеченная великолепием Нины Ивановны, подсела к ней и начала ее интервьюировать.
    - До самого Берлина дошла, - ровно дребезжит Нина Ивановна, доказательно тыча себе в правое плечо. — До самого Берлина. Все видела.
    - А дети у вас есть? - спрашивает завороженная старуха.
    - Есть, - важно отвечает Нина Ивановна.
    - Часто приходят?
    - Ну… не очень часто. Заняты.
    Занят единственный приемный сын Нины Ивановны вот уже третий год тем, что сидит за разбой и ограбления.
    Не подкопаешься — действительно ведь занят.

  • а я неизменно представляю себя дождливыми осенними сумерками в съемной квартире.
    Я сижу на полу у шкафа, упираясь позвоночником в стык створок, не включаю свет, из открытой двери ванной сыро тянет суррогатами хвои и моря. Слышны шаги на лестничной площадке, исходящие и входящие, не имеющие никакого отношения к моей двери. Затекли ноги и иголками колет спину, небо растянутой уставшей водянистой пружиной падает все ниже и ниже на зонтики. В окно видны распятые рамой крыши и антенны. В коридоре глухо звонит сумка — и замолкает через пять длинных сигналов.

  • - и черт побери, я давно никому так не завидовала.

    Когда я возвращаюсь домой и вызываю лифт, моя тень ложится триптихом, и средняя ее часть разъезжается на две лифтовые половины.

    Полная иллюзия возвращения в себя.

  • 17 апреля 2017 | 22:51 Свершилось! 

    Сумасшедшая зима с тремя снежными атаками на ненавидимый прокуратором город, неожиданно и резко как понос, сменилась летним, не по-апрельски, суховеем. Осознавая календарность даты и подгоняема жарой, я, убегая от когнитивного диссонанса, отправилась на побережье Сраного моря, где, пребывая всё в той же прострации, пробежала абстинентной трусцой три километра и прошла ещё восемь. Безлюдный берег не потряс меня своим видом.

  • были две яркие страсти  - пол и постельное белье. Она фантастически вкусно готовила, но страсть испытывала только к этим двум видам деятельности. Даже ее божественная лапша не дотягивала.
    Читать дальше…


    Вспоминаю её всякий раз, убираясь в квартире перед Пасхой.

  • нежилые комнаты, пахнущие сухой медуницей, проклятое место. Проклятое место, хоть они и насадили тут акаций.

    Короткая сказка. Совсем коротенькая.

    Про пастушьего сына, который влюбился в мертвую принцессу. Феи-вещуньи предсказали при рождении — ты полюбишь мертвую принцессу. И, сжалившись над плачущей матерью, добавили: И она тебя тоже полюбит.

    Тяжелое место. Проклятое место.

    Я люблю Мирча Элиаде.

    Теги: бездна

  • – «Над пропастью во ржи» и «Зима тревоги нашей».

     

  • Под таким небом нужно учиться в восьмом классе, натягивать на колено съехавший белоснежный гольф с оборочкой, щурить на солнце зеленые гербариевые глаза, размахивать портфелем в правой руке и отзываться на имя Яся.

  • Я не думала, что увижу до конца года такое солнце, чтобы греться и пить спритц в два часа дня, а потом уходить гулять по набережным, которые обрываются там, где совсем этого не ждешь, и я медленно прохожу по деревянным мосткам, как будто повторяю по слогам последнее слово.

  • эта весна и это отражение в зеркале.
    Я получила сегодня письмо с последней строчкой: «…любимая, быть тобой лучше, чем быть мной».
    Решила посчитать, скольким людям я могу такое написать. Начала с автора письма и сильно заебалась на семнадцатом человеке, когда поняла, что даже моим бывшим начальником быть лучше, чем мной.
    Полюбите меня, братья и сестры, как трагик в провинциальном театре любит драму Шекспира.

  • 19 марта 2017 | 01:12 Из окна гостиницы 

    я любовно наблюдала за зашедшими в порт немцами на огромной яхте. Немцы говорят друг другу «яволь!» и долго швартуются ровно у желтой пунктирной линии на причале. Желтая пунктирная линия, естественно, означает, что швартоваться здесь нельзя. Смотритель тоже наблюдает за немцами любовно. У смотрителя в руках две бутылки рыбьего жира, он из такой жопы, что разговаривает по-датски так, как будто он иностранец. Он женат на инженере-химике из Питера, поэтому смотритель знаком с некоторыми реалиями и знает какое-то количество слов и выражений.
    - Вот же мудаки немцы, - приветливо и довольно говорит смотритель в пространство, пока немцы швартуются. – Но у них вообще говно в голове, поэтому и черная полоса на флаге сверху, - и, тыча ногой в желтый пунктир, уже немцам, - Нет, вы не можете здесь находиться, сами не видите, что ли.
    Я ушла завтракать и отметила про себя, как повышается с утра настроение, если становишься свидетелем чьей-то тупости.

  • 19 марта 2017 | 01:08 В Дании 

    мы жили в гостинице, где на каждом этаже висит плакат с перечеркнутым жирной красной чертой бокалом пива – распитие алкогольных напитков категорически запрещено. Гостиница принадлежит евангельской богадельне, которая распространяет слово божье среди моряков. На столе в номере лежит новый завет на английском, немецком и датском. Хозяева богадельни, наверное, представляют, как матросы возвращаются из плавания, укладываются в койку, укрываются до подбородка, включают ночник, ставят на тумбочку чашку с чаем и читают на ночь евангелистов. Представляют и умиляются.

  • 18 марта 2017 | 01:05 Торсхавн 

    – это вообще какой-то праздник. В Торсхване малоэтажно, грязно, как-то безрадостно, нет королевского дворца, а все памятники, и пешие, и конные в черных трикотажных чехлах на головах. Зато там я видела ебанутого перфекциониста в женском туалете и памятник накачанному человеку с катастрофически маленьким хуем в фонтане с пеной неустановленного происхождения.

  • 17 марта 2017 | 19:04 Друзья родителей 

    - датчане: отец 38 года рождения и его сын 62 года рождения — просят пойти с ними на симфонический концерт.

    - Моцарт и Орф в большом зале филармонии? – уточняет Хан.

    - Моцарт! – говорит папа. – Пошли слушать Моцарта.

    - Подожди, папа, - говорит сын. – Там не только Моцарт, там еще Орф. (В сторону – папа очень не любит нацистов, а Орф — нацист). Папа, мы пойдем только при условии, что ты обещаешь не вставать демонстративно, когда закончится Моцарт, не говорить «ебал я вашу нацистскую музыку» и не идти к выходу. Обещаешь, папа? Тогда пойдем.